Сухой закон в сша и других странах: причины, даты отмены

Сухой закон в США: причины, последствия и отмена закона

Впервые о необходимости запрета алкоголя на федеральном уровне в Америке заговорили ещё в 1870-е годы. Тогда в Чикаго была создана Национальная антиалкогольная партия, требовавшая внести в Конституцию соответствующую поправку. О необходимости ограничить продажу алкоголя говорили и церковь, и гражданские сообщества. По всей стране действовали многочисленные кружки трезвости. Однако почти 50 лет власти игнорировали эти призывы. Только в 1917 году Конгресс США предложил на рассмотрение властей штатов 18-ю поправку к Конституции, вводившую на всей территории страны «сухой закон». Одновременно во всех штатах было запрещено производство виски. А в январе 1920 года, несмотря на вето президента Вильсона, в Америке были запрещены производство и реализация любой алкогольной продукции.

Причины принятия «сухого закона»

Члены Конгресса утверждали, что при создании законопроекта, руководствовались исключительно заботой о здоровье и моральном облике нации. Разумеется, пьянство среди американцев было важной, требующей решения проблемой, но основные причины принятия «сухого закона» были весьма прозаичны.

  • Во-первых, реализацией спиртного занимались иммигранты — ирландцы, шотландцы и, в первую очередь, немцы. Никому не хотелось обогащать экономику государства, развязавшего Первую Мировую войну. Таким образом, «сухой закон» наносил удар по немецким коммерсантам.
  • Во-вторых, в начале ХХ века США стали главным экспортёром пшеницы в Европу. Торговля непереработанным зерном оказалась намного выгоднее экспорта изготовленных из той же пшеницы виски и пива.
  • В-третьих, американские промышленники были заинтересованы в дисциплинированных, аккуратных и непьющих работниках.

Последствия принятия «сухого закона»

Сначала «сухой закон» оказывал на американское общество исключительно благотворное влияние. Немного улучшилась демографическая ситуация; повысилась производительность труда на фабриках; уменьшилось число преступлений, совершённых в состоянии алкогольного опьянения; американский народ становился состоятельнее и здоровее.

Однако не всё было столь благополучно. Там, где появляется запрет, появляются и способы его обойти. По всей стране действовали контрабандисты-бутлегеры, торговавшие алкоголем подпольно. Те, у кого не хватало денег на контрабандный алкоголь, обычно шли к самогонщикам или начинали варить спиртное сами. Приготовленные в кустарных условиях напитки, как правило, были некачественными и становились причиной алкогольных отравлений. Часто домашний алкоголь изготавливали на основе технического спирта или спиртосодержащих лекарств. Бывали случаи, когда всего пара рюмок подобного зелья приводила к летальному исходу.

Контрабандисты шли на различные ухищрения, чтобы доставлять спиртное

Получить заветную бутылочку виски также можно было в… аптеке. В небольших дозах этот напиток считался лекарством от респираторных заболеваний. Ради того чтобы добыть немного алкоголя, люди шли на подкуп аптекарей и подделку рецептов.

Джентльмены в нелегальном баре

Кроме того, «сухой закон» не распространялся на христианскую церковь, где прихожан продолжали причащать красным вином. С 1920 года в католических и лютеранских приходах значительно возросло количество ревностных христиан, не пропускающих ни одного причастия.

В итоге в период с 1920 по 1933 год американское общество пережило:

  • Рост организованной преступности, специализирующейся на подпольном производстве и поставках алкоголя. В криминальный бизнес, которым руководили мафиозные кланы, массово шли изначально законопослушные граждане — бывшие работники винокуренных заводов.
  • Увеличение числа коррумпированных чиновников и полицейских, участвующих в нелегальной торговле.
  • Рост затрат американского правительства. Деньги, вырученные за реализацию спиртного, текли мимо государственной казны. К тому же властям требовалось постоянно искать новые точки, где шла подпольная торговля, устраивать облавы на контрабандистов и вылавливать продажных служителей закона. И хотя на эти операции уходили огромные деньги, могущественные мафиозные кланы продолжали контролировать подпольный рынок алкоголя. Беззаконие и преступность были причиной недоверия к властям и массовой критики действий правительства.
  • Многократный рост смертности, вызванной массовым употреблением некачественного алкоголя.
  • Распространение наркотиков, которые многие рассматривали как альтернативу спиртному.

Отмена «сухого закона»

После принятия «сухого закона» американское общество раскололось на две части. Если одна часть граждан поощряла «сухой закон», то другая — старалась добиться его отмены, участвуя в митингах и демонстрациях.

В 1932 году Америка переживала пик экономического кризиса, получившего название «Великая депрессия». В это время государство особенно остро нуждалось в налоговых поступлениях, а простой народ — в новых рабочих местах. И то, и другое могла бы обеспечить отмена «сухого закона».

Возвращение свободного производства и распространения алкоголя было одним из основных предвыборных обещаний будущего президента США — Франклина Рузвельта. И в 1933 году Рузвельт сдержал своё слово, отменив «сухой закон» на всей территории Америки.

Времена «Сухого закона» в СССР и Америке – о достижениях и провалах

Сухой закон – явление не новое и не уникальное. Еще в Древнем Китае вводились ограничения на производство и употребление спиртного. А если вы думаете, что все подобные указы и регламенты остались в полудиком прошлом, вспомните – во сколько прекращается продажа алкогольной продукции в вашем регионе? Местные власти нередко сами проявляют инициативу, запрещая торговать спиртосодержащими напитками в праздничные дни и ночное время.

Николай II и Первая мировая война

Насколько остро стояла проблема алкоголизма в царской России говорит хотя бы тот факт, что в те времена извозчикам и официантам было принято давать не «на чай», а «на водку». 1913 год стал самым «пьющим» в истории страны, и уже в 1914 император официально запретил продажу крепкого алкоголя в лавках.

Пропустить чарку водки отныне можно было только в ресторанах. Изначально предполагалось, что это будет временная мера, однако вступление России в Первую мировую войну заставило продлить сухой закон до окончания боевых действий. Но мир так и не наступил – Российская империя закончилась раньше.

В Российской империи извозчикам давали на водку, а не на чай. Управлять конем в нетрезвом виде не запрещалось.

Правительство новой Советской страны не спешило отменять указ своих предшественников, наоборот – поддерживало борьбу с пьянством. Официальные отчеты и «парадные» журналисты превозносили эту меру, с упоением рассказывая, насколько хорошо стало жить в новом трезвом обществе. Писали, что крестьяне, мол, больше не бьют своих жен и не пропивают получку по кабакам, а приносят все до копейки в дом, в семьях царит атмосфера мира и любви.

Действительность, разумеется, была не такой радужной. Количество правонарушений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, снизилось, с этим поспорить трудно. Но с другой стороны, сухой закон способствовал критическому расслоению общества и росту недовольства «низов».

Под действие запрета попали только «простые» люди – господа ни в чем себе не отказывали, в ресторанах первой категории по-прежнему можно было заказать любой алкоголь. К тому же дворяне нередко имели собственные винные подвалы с коллекциями элитного алкоголя. Указ изначально был ориентирован не на них: это не графы с князьями устраивали пьяные дебоши в рюмочных, прогуливали работу и спали под заборами. Социальная пропасть стала еще шире. В итоге окончательно запрет был снят только в 1923 году.

Наверное, самый известный советский плакат против пьянства. Помогал слабо…

Другое следствие сухого закона в России царских времен – рост мелкого мошенничества. Речь о ресторанах 2 класса и привокзальных чайных. Официально они подпадали под действие указа, но все знали: там спокойно можно заказать самовар коньяка или бутылку якобы минеральной воды (водки). Кроме того, значительно увеличилось количество пищевых отравлений, нередко – с летальным исходом. Люди пили денатураты, лаки – все, в чем содержалась хоть капля спирта.

Михаил Горбачев и сухой закон в СССР

В принципе, борьба с пьянством на территории СССР никогда и не прекращалась – в той или иной степени ограничения существовали всегда. Однако Михаил Сергеевич, пораженный масштабами потребления алкоголя на душу населения, «завинтил гайки» окончательно. 17 мая 1985 года вышел указ «Об усилении борьбы с пьянством», и современные аналитики считают, что это было началом конца Советского Союза. За антиалкогольную кампанию сам Горбачев получил две клички – «Минеральный секретарь» и «Лимонадный Джо».

Читать еще:  Срок годности вина от 1 года до бесконечности, в зависимости от вида

«Минеральный секретарь» Горбачев считал, что алкоголь для простого народа — зло

Развернулась массовая антипропаганда алкоголя. Цензурировались фильмы и книги, вырубались драгоценные виноградники редчайших сортов в Крыму, Молдове, на Кавказе. Тысячами закрывались пивоварни и винзаводы.

Первым и основным эффектом этого шага стало не отрезвление нации, а дефицит бюджета – монополия на водку приносила в казну до 50% всех доходов от продажи продуктов. Увеличилось количество прогулов работы и учебы – вино-водочные отделы работали только с 14 до 19, приходилось как-то вертеться. Ну и денатурат с одеколоном, конечно, снова заняли центральное место в домашних барах рабочего класса, не говоря уже про возрождение искусства самогоноварения.

1988 год. Алкоголь продавался с 14 до 19, очереди в вино-водочные магазины были невероятными, люди опаздывали на работу, а иногда даже дрались за последние бутылки

Самыми популярными «коктейлями» рабочего класса были:

1. Денатурат (спирт для технических нужд). Жидкость поджигали и ждали, пока не появится синее пламя, свидетельствующее, что метиловый спирт выгорел (очень сомнительный метод проверки). Из-за нарисованного черепа с костями на бутылке денатурата, в народе это пойло называли коньяк «Матросский», две косточки.

Даже такая этикетка не останавливала смельчаков, желавших выпить

2. Клей «БФ» (он же Борис Федорович). Для очистки в емкость с клеем опускали сверло и включали дрель на полную мощность. Постепенно сверло наматывало на себя клеящий состав, а оставшийся спирт с противным запахом радовал любителей выпить.

3. Одеколоны и лосьоны. Имели более-менее нормальный запах и вкус, поэтому очень ценились во время сухого закона. Для очистки от примесей в баночку опускали раскаленную проволоку. Подобная очистка помогала разве что морально, но без этого пить одеколон считалось некультурным.

4. Политура (жидкость для отделочных работ). Считался напитком строителей. Для очистки в 1 литр политуры добавляли 100 грамм соли, взбалтывали, потом удаляли осадок и пену. Любителей пить политуру было видно издалека – по характерному буро-фиолетовому цвету лица.

5. Дихлофос и гуталин. Самые суровые методы, когда других вариантов не оставалось. Дифлофос обычно распыляли в кружку с пивом, так как кроме алкогольного он вызывал еще и токсическое опьянение. Гуталин намазывали на кусочек хлеба. Спустя некоторое время хлеб впитывал спирт.

Фольклор советских самогонщиков. «Привет Горбачеву» — перчатка-затвор, предотвращающая скисание браги.

Положительный эффект от сухого закона в СССР тоже был: увеличилась рождаемость, выросла продолжительность жизни мужчин, люди стали больше откладывать денег в сберегательные кассы. Однако негативные последствия с лихвой компенсировали эту пользу.

Вудро Вильсон и сухой закон в США

Сухой закон в Америке, в отличие от аналогичного проекта в России, имел под собой не гуманистическое, а чисто экономическое основание: в условиях мирового кризиса и Первой мировой войны, Штатам было гораздо выгоднее отправлять резко возросшее в цене зерно на экспорт, чем использовать для производства алкогольной продукции.

Кроме того, большинство винзаводов и пивоваренных предприятий принадлежало немцам, и на волне возросшей патриотической идеи национального самосознания, американцы не хотели становиться источником дохода для граждан другой страны.

В 1920 году была принята Восемнадцатая поправка к Конституции США, запрещавшая продажу, производство и транспортировку алкоголя. Любопытно, что сам президент Вильсон выступал против этого законопроекта и даже наложил на него вето, но Конгресс сумел обойти президентский запрет, и поправка вступила в силу.

Самым очевидным последствием это шага стало появление бутлегерства – контрабанды алкоголя. На этой волне взросло и расцвело несколько крупных мафиозных кланов. В знаменитой комедии «В джазе только девушки» по касательной можно увидеть, как выглядели разборки двух бутлегерских групп.

Бутлегеры — контрабандисты, сколотившие состояние во времена сухого закона на нелегальной продаже спиртного. Позже вооруженные группировки превратились в мощные мафиозные кланы, на ликвидацию которых ФБР понадобилось около 40-ка лет.

Другой антиалкогольной бедой стала коррупция – у мафиози хватало денег, чтобы купить политиков и заткнуть рот полиции.

Третья проблема – выросло производство и потребление самогона (таких людей называли муншайнерами от английского moon shine (лунный свет) – мол, они занимаются своими темными делишками исключительно ночью, при свете луны). До сих пор самогон в Америке называется «moonshine».

Был и положительный эффект – уменьшение количества травм и катастроф, снижение индивидуальной преступности (компенсирующееся ростом преступности организованной), оздоровление нации. Впрочем, по сравнению с негативными последствиями это была капля в море, тем более что на фоне Великой Депрессии всем стало не до войны с пьянством. В 1933 году Двадцать первая поправка успешно отменила Восемнадцатую, и все вернулось на круги своя.

Женское общество борьбы за трезвый образ жизни, в США они тоже были. Вглядевшись в лица, сразу понимаешь, почему пили их мужья…

Почему любой сухой закон обречен на провал

Потому что правило «чтобы корова меньше ела и больше давала молока, ее нужно меньше кормить и больше доить» не работает. Отказ от привычного образа жизни может быть только осознанным, а не навязанным извне. Человек всегда найдет способ получить желаемое, пусть даже для этого придется рисковать жизнью или нарушать закон.

Чтобы снизить потребление какого-то продукта (любого, не обязательно алкоголя), недостаточно запретить людям его покупать. Нужно коренным образом менять сознание граждан, чтобы они больше не считали этот товар обязательной частью жизни. В случае с алкоголем эта задача представляется фактически нереализуемой.

Россия и Америка – не единственные страны, пытавшиеся ограничить потребление спиртных напитков. Долгое время сухие законы действовали в странах Скандинавии, Финляндии, ряде прочих государств. Итог всегда один: расцвет самогоноварения, контрабанды, взяточничества и угроза экономической изоляции от других стран.

В случае с Норвегией, например, сухой закон пришлось отменить из-за недовольства Франции, Италии и Испании. Эти страны – крупные экспортеры вина – пригрозили перестать закупать норвежскую рыбу, если им не вернут скандинавский рынок сбыта.

Адская белка — символ борьбы с алкоголизмом современной России. Без комментариев…

Нелепые антиалкогольные законы

По части смешных законов, конечно, лидирует Америка, но «жемчужины» можно найти в законодательстве любой страны.

Нью Джерси: запрещено предлагать табак и алкоголь животным в зоопарке (а вдруг согласятся, заработают пагубную привычку, потом придется водить их на собрания анонимных алкоголиков).

Сент-Луис: нельзя пить пиво, сидя на улице (стоя можно).

Чикаго: запрещается пить алкоголь, стоя на улице (любители выпить из Сент-Луиса должны поменяться с чикагскими коллегами местами).

Кливленд: нельзя пускать бутылку алкоголя по кругу.

Топика: запрещено пить вино из чайных чашек.

Калифорния: в школьную программу начальных классов не включена сказка «Красная Шапочка». В оригинальной версии Перро внучка несла бабушке не только пирожки, но и бутылку вина, и этого оказалось достаточно, чтобы отнести произведение к пропаганде алкоголизма.

Пенсильвания: муж не имеет права покупать алкоголь без письменного разрешения жены.

Боливия: женщины имеют право выпить в общественном месте только один бокал вина.

Голландия: нельзя продавать пиво и вино в воскресенье, но предлагать те же напитки в виде коктейлей – можно.

Читать еще:  Пиво Крюгер (Kruger): описание, история и виды марки

Сухой закон в США: как возник и к чему привел.

Во многих отношениях во всей истории США не было более странного и удивительного десятилетия, чем 1920-е годы, и одним из самых странных явлений был так называемый Сухой закон. Его с полным правом можно назвать самым экстремальным, плохо продуманным, дорогостоящим и плохо исполняемым социальным экспериментом, проведенным в общем-то довольно рациональной нацией. Буквально одним махом была остановлена пятая по размеру отрасль промышленности страны. Ежегодно законное правительство лишалось около двух миллиардов долларов, которые перетекали в карманы сплотившихся в банды преступников. Этот закон превратил уголовников в уважаемых людей, и он нисколько не уменьшил потребление алкоголя в стране, а даже увеличил его.

Почти все обстоятельства, связанные с Сухим законом, кажутся либо совершенно бессмысленными и бестолковыми, либо каким-то фарсом. Обязанность за исполнение нового закона была возложена на Министерство финансов США, но оно не обладало необходимыми фондами, штатом квалифицированных сотрудников или хотя бы достаточным рвением выполнять эту обязанность. На выделенные Конгрессом скудные средства так называемый «Департамент запрета» нанял всего 1520 агентов и поручил им невыполнимую задачу – остановить производство и потребление алкоголя среди 100 миллионов граждан (то есть на каждого агента приходилось около 75 000 человек).

Пышным цветом расцвели подпольные бары и салуны. Только в одном квартале в Мидлтауне на Манхэттене насчитывалось тридцать два заведения, где без труда можно было заказать выпивку. Алкоголь обычно даже не старались сильно прятать, так что иногда создавалось впечатление, что никакого Сухого закона нет. В Чикаго продолжало действовать около двадцати тысяч салунов; в некоторых районах бары работали круглосуточно, не скрываясь под посторонними вывесками. В Нью-Йорке число питейных заведений достигло тридцати двух тысяч, то есть их стало вдвое больше, чем до принятия закона.

И, конечно же, никто не следил за качеством распространяемой в этих местах алкогольной продукции. Один химик на государственной службе из Чикаго вылил незаконно распространяемый алкоголь в раковину и с изумлением наблюдал, как он с шипением растворяет фарфор. Желая из любопытства узнать, что же на самом деле содержится в таких напитках, «Нью-Йорк телеграм» наняла химика, чтобы тот протестировал 341 образец напитков, купленных в подпольных салунах Нью-Йорка. В них обнаружились такие вещества, как керосин, никотин, бензин, бензол, формальдегид, йод, серная кислота и мыло. Примерно один из шести образцов представлял серьезную угрозу для здоровья.

Возникает вполне разумный вопрос – как до этого дошло дело? В некоторой степени ответ можно найти, если обратиться к личности внешне невзрачного невысокого мужчины с аккуратно подстриженными усами и в пенсне. Несмотря на заурядную внешность, Уэйн Бидвелл Уилер какое-то время был самым влиятельным человеком в Америке, на которого взирали со страхом, и заодно одним из главных злодеев под маской не в меру рьяной праведности.

Получив юридическое образование, он стал суперинтендантом отделения Антисалунной лиги (АСЛ) в Огайо и быстро продемонстрировал склонность к политическим манипуляциям. В 1905 году он выступил против популярного губернатора Огайо – человека, избранного с самым большим перевесом голосов в истории штата, которого часто называли будущим кандидатом в президенты, но который, к сожалению, не поддерживал стремление АСЛ сделать штат Огайо «сухим». Будучи мастером пропаганды, Уилер никогда не отходил в сторону от намеченной цели, а целью его было сместить любого политика, который не поддерживал запрет спиртного всем сердцем. Для этого он не гнушался любыми средствами и нанимал частных детективов, чтобы отыскать компромат на недостойных, по его мнению, политиков. Шантаж для него был вполне приемлемым средством добиться желаемого результата.

Единственное, что имело для него значение, – это желание ввести Сухой закон во всей Америке.

«Уилеризм», как называли политику АСЛ, привел к тому, что во многих штатах торговля алкогольными напитками была запрещена еще задолго до Сухого закона. К 1917 году двадцать семь штатов были полностью «сухими», и еще в нескольких действовали строгие ограничения. Легальная торговля была сосредоточена лишь в нескольких рассеянных центрах иммиграции, преимущественно в крупных городах и промышленных районах с многочисленным населением, заинтересованным в регулярном потреблении алкоголя. В них-то как раз употребление спиртных напитков было глубоко укорененной традицией, и у Антисалунной лиги не было почти никаких шансов изменить местное законодательство или законодательство штата. Но тут Уилеру повезло: началась Первая мировая война.

Поначалу большинство американцев довольствовались ролью удаленных наблюдателей за европейским конфликтом. Но потом Германия допустила ряд тактических ошибок, изменивших общественное настроение. Во-первых, она начала бомбардировки гражданских целей. Затем Германия объявила, что будет атаковать пассажирские суда. В мае 1915 года немецкая подводная лодка потопила пассажирский лайнер «Лузитания», когда тот находился в нейтральных водах у побережья Ирландии неподалеку от Кинсейла. Судно затонуло за 18 минут, забрав с собой 1200 человек.

Владельцы немецких фамилий решили на всякий случай сменить их на нечто менее германское. В ресторанах перестали подавать блюда с немецкими названиями или переименовывали их; «тушеная капуста по-немецки» превратилась в «капусту свободы». В некоторых поселениях принимались постановления, запрещавшие исполнять музыку немецких композиторов. В Айове запретили разговаривать на любом другом языке, кроме английского, в школах, церквях и даже по телефону. Когда протестующие заявили, что имеют право слушать церковную службу на своем родном языке, губернатор Уильям Л. Хардинг ответил: «Молиться на другом языке, кроме английского, все равно бессмысленно. Бог прислушивается к молитвам только на английском языке».

От внимания общественности не ускользнул тот факт, что большинство пивоварен принадлежит людям немецкого происхождения, которые, вероятно, симпатизируют своей исторической родине. Приверженцы трезвого образа жизни утверждали, что пить пиво – это предавать свою родину. Благодаря росту антигерманских настроений ширилось и движение за трезвость. Проект Восемнадцатой поправки, запрещавшей производство и распространение алкоголя, быстро находил приверженцев в законодательных собраниях всех штатов, тем более что Антисалунная лига принялась проталкивать его с удвоенной силой.

Несмотря на то, что Восемнадцатая поправка запрещала производство и распространение «опьяняющих напитков», в ней ничего не говорилось о том, как исполнять на практике это предписание, как и не было определения того, что считать этими самыми «опьяняющими напитками». Поэтому потребовался дополнительный Акт Волстеда, объясняющий правила запрета.

Акт Волстеда был предложен на рассмотрение Конгресса 19 мая 1919 года. Его основные цели, изложенные в преамбуле, казались не слишком настораживающими: «Запретить производство опьяняющих напитков и регулировать производство, распространение….». Но, как всегда это бывает в юридических документах, самая важная информация пряталась в самом тексте закона, написанного мелким шрифтом. «Опьяняющими напитками» предлагалось считать жидкость с содержанием алкоголя выше 0,5 процента – примерно столько же его содержится, например, в кислой капусте. Многие из тех, кто поддержал проект Восемнадцатой поправки, считали, что она не затронет пиво и некрепленые вина, но только сейчас до них стал доходить весь истинный смысл будущего запрета.

Закон был настолько непроработанным, что даже те, кто поддерживал его в принципе, ужасались его практической реализации. Почти сразу же подскочил уровень преступности. Число убийств в стране увеличилось почти на треть. Особая опасность угрожала сотрудникам и агентам Департамента запрета. За первые два с половиной года было убито тридцать агентов во время выполнения служебных обязанностей.

При этом, несмотря на повышенную опасность, сотрудникам Департамента запрета платили меньше, чем мусорщикам, а это неизбежно влекло за собой коррупцию. Обычным правилом стало конфисковать нелегальную алкогольную продукцию, а потом тут же продать ее обратно владельцу. Каждое питейное заведение в среднем платило 400 долларов в месяц полицейским и чиновникам, которые только в Нью-Йорке за год на взятках зарабатывали около 150 миллионов долларов. Говоря вкратце, Сухой закон позволил разбогатеть огромному количеству человек.

Читать еще:  Итальянское вино: как выбрать, где купить, экскурсии, дегустации

Обеспечивать исполнение постановлений, принятых в рамках Сухого закона, было почти невозможно, потому что они изобиловали различными ошибками и недочетами. Врачи могли легально выписывать своим пациентам алкоголь в лечебных целях, и они радостно ухватились за эту возможность, получая от этого занятия к концу 1920-х годов 40 миллионов в год. Как писал журнал «Нью-Йоркер», врачи часто просто давали пациентам незаполненные бланки рецептов.

Религиозным организациям разрешалось делать запасы алкогольных напитков для ритуальных целей, и этот рынок сбыта тоже оказался немаленьким. Один винодел из Калифорнии предлагал четырнадцать типов вина для причастия, в том числе портвейн и шерри. Вообще за четыре первых года действия Сухого закона площадь земель, отданных под виноградники, значительно увеличилось – с 100 000 акров до почти 700 000 акров, и вовсе не потому, что потребители вдруг стали есть больше винограда и изюма. Произошло это из-за прекращения импорта вина, в результате чего возрос спрос на домашний виноград.

Хотя производить вино для частного употребления запрещалось, владельцы виноградников часто рассылали пакеты с виноградным концентратом, из которого в домашних условиях можно было изготовить вино. На тот случай, если кто-то об этом не догадается, на упаковке крупными буквами было написано: «Внимание: Может забродить и превратиться в вино через 60 дней».

В каком-то смысле именно потому, что закон не работал, Уилер и его приспешники активно проповедовали идею разбавлять промышленный спирт ядовитыми добавками. Для того чтобы сделать алкоголь непригодным для употребления вовнутрь, достаточно было бы мыла или других моющих средств, но активные сторонники «сухого» образа жизни считали это недостаточным. Уилер искренне верил в то, что употребляющие алкоголь люди получают по заслугам. Для него употребление алкоголя было «осознанным самоубийством».

Что касается количества тех, кто погиб, выпив денатурат, то цифры сильно разнятся в разных источниках. Уэйверли Рут и Ричард де Рошмон в своей авторитетной книге «Еда в Америке» пишут, что только в 1927 году от спирта, сделанного ядовитым по приказу правительства, погибло 11 700 человек. Другие источники указывают значительно меньшие числа. Тем не менее, какими бы ни были точные показатели, в любом случае это один из самых странных эпизодов в американской истории, когда правительство разрешало поставлять собственным гражданам ядовитую смесь и обрекало их на смерть от того, что незадолго до этого считалось частью цивилизованного образа жизни и что считалось совершенно законным почти во всех остальных странах мира (и что было совершенно безвредным при умеренном употреблении).

Из книги Билла Брайсона “Беспокойное лето 1927”.

85 лет назад в США был отменен «сухой закон»

5 декабря 1933 года Конгресс США принял Двадцать первую поправку к конституции. Она отменяла Восемнадцатую поправку, которая, в свою очередь, вступила в силу 17 января 1920-го и запрещала производство, продажу и транспортировку алкоголя. Ни до, ни после этого конституционные поправки больше не отменялись.

В начале XX века «сухой закон» был обычным явлением для северных стран, где потребление спиртных напитков населением имело значительные масштабы. Ограничение доступа к алкоголю, помимо США, вводилось в Канаде, Норвегии, Исландии, Швеции, Финляндии. В России «сухой закон» работал с 1914 года на период Первой мировой войны. Купить крепкие напитки легально можно было только в ресторане. Запрет побудил суррогатное производство и, в частности, самогоноварение. В качестве альтернативы спиртному во время российской Гражданской войны процветало употребление кокаина, который еще не считался смертельно опасным наркотиком. «Сухой закон» стал едва ли не единственной инициативой Николая II, поддержанной и Временным правительством, и большевиками. Изготовление и торговля спиртным в полном объеме возобновились в стране только в 1925 году.

В США «сухой закон» явился противостоянием консервативных протестантов и не усматривавших греха в выпивке католиков.

Общество расслоилось на «сухих» и «мокрых», до предела обострились социальные противоречия. 13-летний период без алкоголя широко освещен в американской культуре, увидевшей в «сухом законе» один из главных символов эпохи.

Введенный во имя оздоровления нации запрет в какой-то момент принял гротескные формы и спровоцировал расцвет коррупции в колоссальных размерах. По всей Америке стартовало нелегальное, кустарное производство алкоголя — бутлегерство. При попустительстве отдельных полицейских сотрудников открывались подпольные пивные. Мафия наживала на потребности людей в спиртном фантастические капиталы, демонстративно закрывая глаза чиновников взятками. «Сухой закон» обнажил четкую грань между богатыми, сохранившими возможность выпить за деньги, и бедными.

Решить актуальную проблему считал своей важной задачей 32-й президент США с 4 марта 1933 года Франклин Делано Рузвельт. Отмена Восемнадцатой поправки значилась в его предвыборной программе наравне с сокращением федеральных расходов, исключением вмешательства правительства в частный бизнес, оказанием помощи безработным, реформированием банковской системы и другими требованиями. Показательно, что такой же пункт о ликвидации «сухого закона» значился в политической платформе кандидата-республиканца, действовавшего президента Герберта Гувера. В ходе дебатов алкогольному вопросу уделялось гораздо больше времени, чем всем остальным аспектам.

«Итак, в разгар величайшего кризиса со времен Гражданской войны две общенациональные партии, похоже, действительно беспокоит разве что выпивка»,

На выборах 8 ноября 1932 года Рузвельт победил с солидным перевесом — 57,4 против 39,7%. Знаменитый сторонник движения за трезвость Уильям Дэвид Апшоу, баллотировавшийся от Партии «сухого закона», набрал 0,2% голосов, уступив, помимо лидеров, социалисту и коммунисту. «Самого сухого из сухих», как называли этого идейного борца с пьянством, поддержали лишь 81 905 американцев. Так граждане США показали свое отношение к последствиям Восемнадцатой поправки. Апшоу до конца жизни продолжал сражаться с градусом едва ли не в одиночку.

Отмена «сухого закона» ложилась в канву рузвельтовского «Нового курса», проводимого с целью преодоления экономического коллапса. Причем Конгресс начал принимать меры в ответ на требования граждан еще до вступления Рузвельта в должность. 3 февраля Двадцать первая поправка прошла Сенат и Палату представителей, а 5 декабря была ратифицирована. Пока ее рассматривали штаты, президент обратился к Конгрессу с просьбой легализовать пиво. Такой закон был принят в течение недели: Рузвельт подписал его 22 марта. Отныне разрешалось открыто употреблять пиво и вино с содержанием 3,2%, не нарушая закон.

Это было на руку всем заинтересованных сторонам. Народ получил желаемое, бюджет — доходы от новой отрасли легального бизнеса, Рузвельт — обожание толпы и дополнительную поддержку избирателей.

Не в последнюю очередь благодаря своим толерантным взглядам (или, по крайней мере, действиям) на алкоголь Рузвельт обеспечил себе стабильно высокий рейтинг. Борьба с кризисом требовала быстрых и решительных шагов, и Конгресс добровольно уступил свою власть президенту, сумевшему завоевать доверие граждан. Вектор управления страной сместился в пользу единоначалия, если такое определение вообще применимо к США.

Празднуя отмену «сухого закона», американцы в ночь на 6 декабря 1933 года выпили почти 300 млн литров пива. Период «трезвости» губительно сказался на отрасли. Подавляющее большинство пивоварен потерпели финансовый крах и закрылись. Продолжить существование смогли лишь единицы — те, кто изготавливал прохладительные напитки и солодовые препараты для пищевой промышленности. В дальнейшем они превратились в гигантов и полностью монополизировали рынок, не оставив возможности для прихода новых производителей.

Ссылка на основную публикацию